В первые годы XX века наблюдается заметное сокращение населения Стерлитамака, количество которого колеблется от 13 до 15 тысяч человек. Только в 1907 году оно незначительно превысило уровень 1897 года, когда проводилась первая всеобщая перепись населения страны, и достигло 15620 человек. Начиная с этого времени, число горожан неуклонно растет и к началу первой мировой войны достигает 17937 человек. Однако уже в 1916 году в связи с призывом мужчин на войну оно сокращается до 17901 человека. Жители Стерлитамака, как и в XIX веке, в основном проживали в деревянных и смешанных домах, которых в 1915 году было 4586. Гораздо меньше - 130 - было домов каменных.

Экономическое положение подавляющего большинства горожан не было стабильным и зависело от целого ряда причин. Так, в 1906 году в связи с неурожаем паровые мельницы и крупорушки города работали только один месяц, что привело к резкому сокращению работавших на них людей и понижению зарплаты оставшихся. Похожая картина наблюдалась и в 1911 году, когда пришлось сначала сократить производство муки, переходя с трехсменной работы на двухсменную, а затем остановить некоторые мукомольно-крупчатые предприятия. Так, в сентябре 1911 года на месяц была остановлена мельница А. В. Кузненова.

Неурожай 1911 года отразился также на положении рабочих кожевенной промышленности города. В том году в связи с бескормицей скот продавался за бесценок. Это привело к перепроизводству кож и падению цен на них на 25 проц. Положение усугубилось тем, что в город не приехали агенты иностранных фирм, закупавшие большие партии кож за границу. Сократился также сбыт кож в Бухару и Хиву. Через год ухудшение экономического положения почувствовали рабочие кирпичных заводов. Причина заключалась в том, что в результате конкурентной борьбы с уфимским силикатно-кирпичным заводом "Надежда" в Стерлитамаке резко сократилось производство красного кирпича.

Кризис городской промышленности совпал по времени с ростом цен на сельскохозяйственную продукцию. Так, например, с ноября 1915 года по ноябрь 1916 года стоимость пуда ржи повысилась с 79 копеек до 1 рубля 46 копеек, ржаной муки - с 93 копеек до 1 рубля 89 копеек; пуда пшеницы - с 1 рубля 25 копеек до 2 руб. 23 копеек; пуда пшеничной муки - с 1 руб. 47 коп. до 3 руб. 29 коп.; гречневой крупы - с 2 руб.70 коп. до 4 руб.28 коп. Это повлекло за собой повышение цен на продукты питания. Стоимость фунта сахара в Стерлитамаке поднялась до 38 копеек, на 30 проц. повысилась цена белого хлеба и на 40 проц. - ржаного. За фунт мяса стоимостью 17 коп. продавцы стали запрашивать 25 копеек. В два раза выросли
цены на молоко и масло.

Значительно выросли цены на товары широкого потребления. В 1,5 раза повысились цены на керосин и спички, в 2 раза - на дрова, в 1,5 раза - на сукно, в 1,3 раза - на ситец и в 2 раза - на обувь.

Рост дороговизны в городе объяснялся следствием войны. Война вызвала наплыв в город беженцев и стремление зажиточных слоев населения закупить продукты питания и товары широкого потребления про запас, "вызывая, тем самым, спрос и волнение малообеспеченных слоев". В числе местных причин роста дороговизны была перекупка прасолами у приезжавших в город крестьян продуктов сельского хозяйства, которые затем перепродавались населению по завышенным ценам. Рост цен в городе, как и по всей стране, принял характер народного бедствия. Тем не менее губернские власти и администрация города не принимали решительных мер по их ограничению. И только стерлитамакское земство пыталось вести посильную борьбу с дороговизной. В частности, стараясь сбить цены, оно открыло в городе свой потребительский магазин.

В рассматриваемый период городское правление Стерлитамака по-прежнему занималось не только хозяйственными делами, но и вопросами народного образования, здравоохранения и социального призрения, хотя для этого требовались значительные денежные средства. Между тем городская казна постоянно испытывала их недостаток. Официальные данные свидетельствуют, что на протяжении ряда лет доходы города равнялись расходам или были меньше их.

Как и раньше, значительный доход городу приносили ярмарки, трактирные и литейные заведения, документы, дающие право на торгово-промышленную деятельность. Городской бюджет пополняли также налоги с расположенных на территории Стерлитамака заводов и скотобоен, отчисления с городского имущества и уездного земства.

Традиционной оставалась и расходная часть бюджета города. Однако по сравнению с концом XIX века расходы несколько возросли на образование. В 1907 году из общей суммы расходов в 54357 руб. на него было выделено 16003 руб. или 29 проц., то есть почти треть расходов. Гораздо меньшую сумму - 5643 руб. - городское правление отпускало на санитарное, ветеринарное и медицинское обслуживание жителей города. На строительство новых зданий, благоустройство города, его освещение и содержание памятников расходовалась немногим большая сумма - 6908 рублей.

С начала XX века существенные изменения произошли в промышленности Стерлитамака. Прежде всего на некоторых предприятиях ручной труд начал вытесняться механическим, что дало возможность заменить взрослых рабочих подростками или даже детьми. Так, например, в 1906 году на стекольном заводе Пашкова было занято 303 взрослых, 10 подростков и трое детей. Девять подростков трудились на крупорушке Аверьяновой.

Как и раньше, ведущее место в промышленности Стерлитамака занимало кожевенное производство. В 1915 году в городе действовали 2 кожевенных завода с паровым двигателем и 32, базировавшихся на ручном труде. На них были заняты 215 рабочих, производившие продукцию на 500 тыс. рублей. Число кирпичных заводов в рассматриваемый период сократилось до 7. Однако работали на них уже 100 человек и выпускали продукции они на 6 тысяч рублей. Лесопильное производство в том году было представлено пятью заводами, оснащенными паровыми двигателями. Техническая реконструкция позволила 68 рабочим, трудившимся на этих заводах, вырабатывать продукцию на 14 тысяч рублей.

В городе появились спичечная фабрика, выпускавшая безопасные бесфосфорные спички, которые сбывались в пределах губернии, два чугунолитейных завода, пять мукомольных мельниц. Все они были снабжены паровыми двигателями и насчитывали от 16 рабочих на спичечной фабрике до 19 на чугунолитейных заводах. Мельницы не только полностью удовлетворяли запросы горожан в муке, но и обеспечивали ею 7 хлебопекарен и 8 кондитерских города. В обслуживании последних участвовали 73 человека, производившие годовой продукции на 25 тысяч рублей.

Промышленность Стерлитамака старалась удовлетворить нужды горожан и в предметах повседневного обихода. В 1915 году на территории города были расположены следующие производства: портняжное, картузно-шапочное, белошвейное, овчинно-шубное, корсетное. На них были заняты 47 человек, производившие продукцию на 9,5 тысячи рублей.

В начале XX века торговля в Стерлитамаке в значительной степени сохраняла еще ярмарочный характер. Наряду с сельскохозяйственной продукцией, производимой крестьянами окрестных деревень, на ярмарках города продавались и изделия местной промышленности: овчинно-шубной, изразцовой, гончарной. Однако, несмотря на то, что на ярмарку по-прежнему свозились товары на значительные суммы, удельный вес такой торговли начал заметно падать. Так, если в 1905 году на ярмарки было привезено товаров на сумму 535 тысяч рублей, а продано на 250 тысяч рублей, то в 1915 году, соответственно, 92 тыс. руб. и 34 тыс. руб. Интересы промышленности и самой торговли настойчиво диктовали необходимость замены периодических ярмарок постоянной торговлей в магазинах. Круглогодично действующие магазины отвечали также интересам покупателей.

9 января 1905 года с расстрела мирной манифестации у Зимнего Дворца началась первая буржуазно-демократическая революция в России.

Общественность Стерлитамака откликнулась на нее антиправительственными демонстрациями и митингами, на которых выступавшие ораторы призывали к восстанию. Однако большую политическую активность жители города проявили после опубликования Манифеста 17 октября 1905 года.

Вечером 19 октября текст Манифеста был доставлен в город, и тогда же либерально настроенная общественность собралась в городском клубе. На собрании было решено устроить на следующий день демонстрацию.

Утром 20 октября над зданием земской управы был вывешен большой Красный флаг с надписью "Да здравствует свобода!". В тот день в управе собрались люди самых различных политических взглядов. Среди них были земские служащие со своим председателем Осиповым, радикально настроенный земский агроном анархист Балеев, земские учителя и врачи, рабочие типографии, члены вольного пожарного общества во главе с социалистом-атеистом Хлебниковым, товарищ прокурора Фрейтаг, член окружного суда Зингерн-Корн, судебные следователи Гладышев, Петухов, Чоботов, городской судья Макаров, делопроизводитель управления воинского начальника Монбланов и др.

Из здания управы около 300 человек с Красным знаменем, пением "Марсельезы" и других революционных песен двинулись по городу. В наиболее оживленных местах демонстранты останавливались и произносили речи, в которых критиковали царя и правительство. Они говорили, что согласно Манифесту частная собственность и действующие законы отменяются.

23 октября в 13 часов в земской управе вновь был проведен короткий митинг, после которого в городском саду выступил с речью анархист Балеев. В ней он резко критиковал царя, правительство и полицию. Балеев призывал разоружить полицию и войска, упразднить Думу и вместо нее созвать новую.

Сторонников царя Балеев советовал стрелять как собак. Встревоженный происходящими событиями, уездный исправник Трунин обратился к губернатору за советом, как ему поступить в создавшейся ситуации. Он выразил опасение, что страсти могут разгореться и "может пролиться безвинная кровь".

Опасения исправника подтвердились уже 24 октября, когда в городском клубе вновь был проведен митинг, в котором приняли участие 150 человек. Собравшиеся решили потребовать извинения от стерлитамакского священника Красносельцева, заявлявшего в своих речах перед паствой, что Манифест призывает "к прекращению смуты и восстановлению Тишины и мира на свободной земле". По мнению манифестантов, священник, тем самым, восстанавливал народ "против свободной речи", то есть свободы слова. Постановление митинга священнику в его доме вручила специальная делегация, указавшая на то, что своими речами он подталкивает народ к кровопролитию. О непрошенном визите и упреке в свой адрес священник сообщил исправнику, а последний, в свою очередь, - губернатору. В ответной телеграмме от 14 ноября 1905 года губернатор приказал исправнику принять все меры к недопущению погромов в городе. Вооруженное шествие с Красным флагом, по его мнению, "может возбудить одну часть населения против другой. Этого допускать нельзя. Предупредите, что толпа будет разоружена насильственно.

Однако, несмотря на увещевания и предупреждения губернских и уездных властей, политическая обстановка в городе накалялась.

23 ноября забастовали служащие Стерлитамакской почты и телеграфа.

На запросы Уфимского телеграфа они упорно молчали или отвечали бранью. Губернатор требовал от исправника принять немедленные меры к восстановлению телеграфной связи между Уфой и Стерлитамаком.

Одновременно с этим он обратился к начальнику Стерлитамакской почтово-телеграфной конторы с телеграммой следующего содержания: "Во вверенной Вам конторе совершенно прекратились функции почты и телеграфа. Поэтому прошу Вас при содействии исправника восстановить правильное исправление службы и посылать в Уфу по существующему расписанию почты".

В ноябре 1905 года впервые заявили о себе стерлитамакские социал-демократы. Воспользовавшись царистскими настроениями крестьян, они распространяли в уезде прокламации, в которых призывали "пока не выпал глубокий снег, отнимать земли, лес, хлеб, сено у помещиков, которые хотят убить царя".

Вслед за декабрьскими событиями в Москве 17 декабря 1905 года в городе забастовали земские служащие, которые возобновили работу 19 декабря после повышения им заработной платы.

В том же месяце, а также 5 января 1906 года, в Стерлитамаке были проведены несанкционированные дирекцией школ учительские съезды. На них были распространены прокламации антиправительственного содержания. Авторами их были местные социал-демократы. В их число стерлитамакский исправник включил землемера Н.Кузьмина, статистика земской управы А.Попова, ветеринарного земского врача Славина; фельдшерицу Данилину, земских страховых агентов Георгиевского, Швеца, Кудяшева, Штамблерга, мещан С.Хлебникова, А.Копанева и др.

Политическая активность жителей города и уезда в том году проявилась также и в том, что три их представителя приняли участие в губернском избирательном съезде по выборам депутатов во II Государственную Думу.

Волнения стерлитамакских рабочих, недовольных своим экономическим положением, продолжались и после спада первой революции в 1907 году. Они собирались в лесу и заявляли, что если им не увеличат жалованье и поденную оплату, то с 1 июня они забастуют. Но в целом, в связи с ужесточением репрессий, наблюдается спад в политической жизни города.

Так, например, общественность Стерлитамака довольно спокойно восприняла весть о роспуске II Думы. Хотя, как сообщает унтер-офицер, в городе "имеется небольшой социал-демократический элемент, который таковым событием, вероятно, недоволен, но явно свое недовольство не проявляет". О существовании социал-демократической группы в том году свидетельствует также обыск на квартире стерлитамакского купца Егора Булгакова. В результате этого обыска были изъяты ящик с буквами для типографского набора, 3-й номер "Солдатской газеты" и наказ нижних чинов армии и флота депутатам социал-демократической партии Государственной Думы. У других жителей Стерлитамака - мещан Хлебникова и Александрова - полиция обнаружила запрещенные книги, фотографии М.Спиридоновой и лейтенанта Шмидта.

Сведения о значительных политических событиях в жизни Стерлитамака в годы нового революционного подъема отсутствуют.

Известно, что только накануне первой мировой войны, в июле 1914 года, в городе произошло выступление запасных нижних чинов. Его причиной явились плохое питание ополченцев и грубое обращение с ними офицеров Деливрона.

Все это привело к тому, что 22 июля 200 ополченцев направились в город, где к ним примкнула часть жителей, и начали громить магазины и винные склады. Через день полиции с помощью другой части горожан удалось навести порядок. В сентябре того же года вновь произошло выступление запасных. 24 числа того месяца 425 ополченцев было решено отправить в г. Камышлов Пермской губернии. По распоряжению Стерлитамакского уездного воинского начальника у них была отобрана солдатская форма, а гражданскую одежду они еще раньше отправили домой. В конечном итоге ополченцы остались раздетыми и ходили по городу в нижнем белье и без шапок. Сочувствуя им, жители города постарались одеть большинство запасных, но одновременно с этим выразили недовольство их командованием. Последнее, опасаясь совместного выступления горожан и ополченцев, сочло разумным вывезти их за пределы города. Последний, 575-й батальон, сформированный из ратников, был отправлен в Петроград 7 декабря 1914 года.

В январе 1916 года было отмечено волнение уже среди самих жителей Стерлитамака. Его причиной явились повышение цен на продукты питания и предметы повседневного обихода, а также голод среди беднейшей части населения.

В годы империализма заметные успехи произошли в народном образовании. И в этом нет ничего удивительного, так как в иные годы на него отпускалось до 29 проц. только из городского бюджета. К 1916 году в Стерлитамаке имелись учебные заведения, принадлежащие к различным ведомствам. К ведению Министерства народного про-свещения относились следующие школы:
одноклассные: 5-я приходская (русская), в которой совместно обучались мальчики и девочки; 6-я приходская - также смешанная. В обеих школах срок обучения продолжался три года;
двухклассные: мужская татаро-башкирская и старообрядческая смешанная, в которых дети обучались пять лет.

На содержании местного земства также находился ряд школ: начальная женская, в которой обучались русские девочки; 2-я приходская мужская; 3-я приходская мужская им. Александра II. Обучение в них осуществлялось на русском языке и продолжалось три года; стерлитамакская татарская женская со сроком обучения три года.

Существенный вклад в обучение жителей вносило городское правление, в ведении которого находился ряд школ: одноклассные - 1-я приходская и 4-я приходская им. Николая II со сроком обучения три года. Школы были смешанными, и обучение в них проводилось на русском языке.

К 1912 году в городе уже были и свои средние учебные заведения - реальное училище и женская гимназия.
В 1914 году Министерство народного просвещения выделило 41 тыс. руб. на строительство здания для женской гимназии, помещение для которой к тому времени арендовалось.
В 1916 году в Стерлитамаке была открыта учительская семинария, призванная подготавливать учительские кадры для местных школ.
Из учебных заведений, подведомственных духовному ведомству, в городе находилось одноклассное женское училище со сроком обучения три года.

В гораздо более скромном положении находилось здравоохранение.
В городе по-прежнему была одна земская больница.
В разное время в ней размещалось от 60 до 66 коек. При больнице находились родильное отделение на 6 коек и глазное - на 12.
Тюремная больница, как и прежде, была рассчитана на 8 коек. Число врачей, обслуживающих население, также не было стабильным, оно колебалось от 11 в 1913 году до 3 в 1915 году.
Этого было недостаточно для обслуживания 17,5 тысяча жителей города.
Не случайно, когда в 1910 году в Стерлитамаке вспыхнула эпидемия холеры, из 97 человек, заболевших ею, выздоровел только 31.
Лекарство для городского населения в аптеке готовили 7 фармацевтов.

Из культовых заведений на территории Стерлитамака были расположены 3 каменных церкви и 1 деревянная, а также 4 мечети - 1 каменная и 3 деревянных.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


Наши метки

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
Реклама партнеров
Статистика