Типичным уездным городом Урала вступил в XX век город Стерлитамак. Итогом всей прежней политики самодержавия, поставившей страну перед революционным исходом, стало отречение 2 марта 1917 года Николая II от престола и победа в стране Февральской революции.

Февральская революция произошла столь стремительно, что многие ее современники, причастные к политике, склонны были видеть разные причины ее победы. Не всегда можно было понимать и позиции различных партий. Так было и в Стерлитамаке.

Получив известия о победе революции в Петрограде, рабочие Стерлитамака и соседнего Богоявленского стекольного завода немедленно включились в политическую борьбу. Это им было нелегко делать. Как вспоминал большевик И. С. Мельников, в сложном и быстро меняющемся противоборстве "приходилось самому учиться, да и других учить правильно разбираться в политической обстановке, в трескучих и "революционных" лозунгах буржуазных и мелкобуржуазных партий".

Буржуазная и клерикальная печать Уфы, как и Петрограда, призывала к единству действий органов Временного правительства и Советов: "Одно великое крыло истории покрыло собою всех верных сынов Родины без различия партийности, классов, национальности и вероисповедания. Пусть такие организации и на таких началах создаются везде на местах..."

Паралич и падение самодержавия создали вакуум власти, который пытались заполнить разнородные и противоречивые структуры. При сохранении дореволюционных земских органов управления возникают новые. Как орган поддержки власти Временного правительства, в марте сформировался уездный комитет общественных организаций, куда вошли представители различных партий Совета, общественные деятели. Квартировавшие в городе солдаты пулеметной команды 103-го пехотного запасного полка, местной и конвойной команд избрали гарнизонный комитет во главе с прапорщиком А.М.Калугиным, командиром пулеметной команды. Под давлением солдат был отстранен воинский уездный начальник полковник Деливрон. С этим требованием солдат были вынуждены согласиться городская Дума и командующий Казанским военным округом генерал Мышлаевский.

В середине марта создается Совет рабочих депутатов, куда вошли эсеры, меньшевики, большевики и беспартийные. Одним из организаторов Совета и первым его председателем стал солдат пулеметной роты Александр Александрович Николаев (1883-1918 гг.). Сын крестьянина из Уфы, он работал рабочим железнодорожных мастерских и предприятий Уфы и других городов России.

В 1903-1905 гг. он проходил военную службу, участвовал в обороне крепости Порт-Артур. Как участник революционного движения, член РСДРП, он неоднократно арестовывался, ссылался, сидел в тюрьме.
С 1910 года работал в Стерлитамаке, Самаре.
В 1915 году был вновь призван на военную службу. Большим влиянием в Совете пользовались его члены - уездный комиссар Временного правительства эсер (левый) Прозоровский, вдовы служащих Десяткова и Крылова, швея Кузьмина, солдатка Родникова, фельдшер Алексеев, служащий уездного продкомитета А.А. Куке и др.

Стерлитамакский Совет выступал как революционно-демократический орган всех трудящихся и горожан, как многопартийная политическая организация.

В начале лета прошли перевыборы Совета.
С 30 июня он стал называться Советом рабочих и солдатских депутатов и состоял из двух секций - рабочей и военной (15 солдат и 1 прапорщик). Он представлял 3 тысячи человек "организованного трудового народа", в том числе 400 рабочих и 250 солдат.
Большинство депутатов было избрано от "трудового населения, живущего на окраинах города", по принципу - по одному представителю от квартала.

Председателем вновь переизбран А.А.Николаев, секретарем - солдат Игнатий Сергеевич Мельников, председатель военной секции Совета, участник революционного движения с 1910 года, член РСДРП (б) с июня 1917 года.

Летом 1917 года в Совете появилась новая, пожалуй, единственная в Башкирии, секция - женская, членами ее стали женщины-солдатки.

18 июня в состав Совета в порядке взаимного представительства вошел ряд депутатов уездного Совета крестьянских депутатов. Это было и признанием роли рабочего Совета, и установлением союза рабочих и крестьян. Между пленарными заседаниями Совета работы вели исполком (12 человек) и его президиум ("бюро"). Заседания проводились: "бюро" - ежедневно, исполкома - дважды и Совета - раз в неделю.

Из-за того, что члены Совета не были освобождены от работы, заседать приходилось по вечерам, что резко снижало эффективность Совета. При Совете действовали в июле три комиссии: продовольственная, помощи женам воинов и просветительно-агитационная. Заседания Совета проходили в зданиях первого приходского училища, Народного дома. В составе Совета и его исполкома 30 проц. были членами РСДРП, 30 проц. эсерами и остальные - беспартийными.

В целях пропаганды идей революции и своей деятельности Совет в начале мая стал издавать еженедельную газету "Рабочий и солдат" (с 21 августа - "Рабочий, солдат и крестьянин").

С мая по октябрь вышло более 20 номеров газеты. Первый ее номер был выдержан в духе решений эсеро-меньшевистского петроградского Совета. В освещении же местных проблем издание заняло "ярко оппозиционную позицию по отношению ко всем попыткам буржуазных элементов снизить революционное демократическое движение".

Первым ее редактором был А.А.Николаев, затем - Каманин, заместитель председателя исполкома Совета.

В сентябре секретарем редакции становится большевик П.П.Шепелюк. Контора редакции не имела постоянного места, не хватало и средств. Основу материалов составляли заметки.

Слабость организаторских сил заставила местных социал-демократов обратиться в Уфимский губком РСДРП с просьбой "командировать в Стерлитамак для постоянной работы активного партийного работника, отдающего себе ясный отчет в политической действительности...".

В мае по этой просьбе переехал с семьей из Петрограда рабочий Путиловского завода Павел Петрович Шепелюк (1870-1918 гг.), который устроился механиком лесозавода. Вскоре ему удалось создать при Совете небольшую большевистскую организацию и объединить сочувствующих ей - В.С.Андреев, А.А.Ивлев, И.А.Башкатов, И.И.Красногорский, И.С.Мельников, А.А.Саурцев, В.Красильников, Ф.Уткин, Я.О.Шабанов, Ф.Чугунов, Н.Казин и др. Они распространяли газеты "Правда", "Социал-демократ", "Вперед!" и другие большевистские и социал-демократические издания, выступали на собраниях и митингах.

Весной стало оформляться и рабочее движение.
В апреле образовался "профсоюз рабочих и служащих в промышленных предприятиях и мастерских", правление, которого (председатель А.А.Николаев) обратилось с призывом к трудящимся города к самоорганизации, к вступлению в профсоюз для совместной борьбы за свои права. Одновременно в городе возникает "комитет мусульманских рабочих".

2 июня типографские рабочие создали свой профсоюз.

Впервые легально прошел праздник Первое мая "как смотр пролетарских сил". Собравшиеся утром в саду Народного дома рабочие, солдаты, учащиеся и жители в 12 часов с красными знаменами и пением революционных песен двинулись к уездному комитету общественных организаций.

На митинге ораторы от рабочих и солдат заявили, что комитет "может рассчитывать на их поддержку до тех пор, пока будет стоять на страже интересов демократии".

Совет пытался искать контакты с другими властными структурами в целях осуществления общественного контроля над ними.

Так, 17 мая на внеочередном заседании городской Думы, обсудившем вопросы: продовольственный, о займах для города, о прибавке жалованья служащим, присутствовал А.А.Николаев. По продовольственному вопросу гласные Думы поддержали предложение его об общественном контроле и постановили провести новые выборы ревизионной комиссии на основе представительства от Думы, Совета, уездной продуправы; ежемесячно публиковать отчеты продовольственной комиссии.

В поддержку этого решения Думы Совет обратился к населению с воззванием, предложив горожанам дать с 23 по 29 мая точные сведения о запасах хлеба, продуктов и товаров, это же должны были сделать торговцы и промышленники. В случае сокрытия запасов предполагалось провести реквизицию и продажу товаров населению по 50 проц. их стоимости. "Трудовое население" призывалось "помочь общему делу" обнаружения запасов.

По мере нарастания социальных противоречий в стране и в городе из-за нерешенности многих проблем, продолжающейся бессмысленной войны и разрухи летом повышается активность Совета. В июле он отозвал своих представителей из уездкома общественных организаций "ввиду того, что (он) состоит преимущественно из торго-во-промышленного класса", и возбудил ходатайство о его реорганизации на пропорциональной основе. Совет принял решение о переходе предприятий города на 8 - часовой рабочий день, создании рабочего контроля над производством.

В июне- июле такие комитеты возникли на кожевенных и лесопильных заводах. Совет проводит учет продуктов питания, понижает цены на товары первой необходимости, создает свои лавки, хлебопекарню, бюро по снабжению дровами.

Представители Совета были в общественной "проверочной комиссии" по разбору архива уездной полиции.

Так, 30 июня 1917 года на общем заседании Совета были названы имена 12 провокаторов и агентов царской охранки.

7 сентября председатель этой комиссии И.С.Мельников на собрании военной секции Совета сообщил, что эти лица по-прежнему находятся "на службе в общественных местах и в милиции".

Военная секция постановила: "всех ставленников старой власти... удалить от занимаемых ими должностей...", опубликовать фамилии "стукачей" в газете "Рабочий и солдат".

Усиление влияния Совета и большевиков на массы вызвало беспокойство "хозяев" города.

Первый "звонок" Совету прозвучал в апреле, когда по сигналам из Стерлитамака в город приехала комиссия из Уфы, представляющая исполком уфимского Совета и губком общественных организаций, "для уложения конфликта, возникшего... на почве самочинных действий отпускного солдата Николаева.

Комиссия криминала не нашла, Николаев остался на посту, но желающих его свергнуть это не остановило, тем более, что их было немало.

Пиком атак на Совет стали события 28 июня.
Им предшествовала психологическая обработка - слухи, письма, доносы.

Так, в конце июня в Уфе на общем собрании солдат "из граждан Стерлитамака и уезда" было принято "Открытое письмо гражданам Стерлитамака, организациям и товарищам солдатам", подписанное 117 человеками и опубликованное в кадетской "Уфимской жизни".

В нем содержались обвинения против А.А.Николаева как председателя Совета и начальника городской милиции: был под судом, не борется с дезертирами и покрывает их за взятки, ленинец-демагог, "возвещающий щедрыми устами разные блага" и т.д., а также угрозы в адрес А.А.Николаева.

Солдат Сибиряков в письме в уфимский Совет доносил, что в городе "ленинцы агитируют всюду "Долой войну", что А.А.Николаева и А.М.Калугина "хотят убить".

28 июня торговцы-спекулянты, спровоцировав солдаток слухами о том, что председатель Совета хочет "отнять у них паек и дать им его хлебом" из советской хлебопекарни, предприняли попытку самосуда над ним.

Толпы людей подступили к зданию уездной земской управы, где помещался уездком общественных организаций с требованиями "удовлетворения их предметами первой необходимости...": мукой, сахаром, табаком, ситцем и др."

А.А.Николаев, вышедший из здания на базарную площадь "в толпу для уговора, не подействовал".
Да это и не планировалось дирижерами - кукловодами толпы.

Самосуд возглавляли колбасник Быков, подрядчик Колбин и некто Лаптев.
Человек 10-15, сорвав с Николаева шашку и погоны, стали избивать его, а толпа пыталась разгромить лавку Совета.
А.А.Николаеву удалось вырваться из рук мучителей и укрыться в здании земской управы.

Вызванная на место беспорядков команда солдат прибыла после избиения Николаева и уговаривала толпу разойтись.

В этот же день общее собрание уездкома общественных организаций единогласно осудило самочинные действия толпы, приняло решение арестовать зачинщика Колбина. "Для расследования и установления виновников самосуда" создается комиссия из 8 человек (4 - от Совета, 4 - от комитета общественных организаций).

Одновременно уездный комиссар Временного правительства и председатель уездкома общественных организаций приняли решение "об устранении Николаева от должности начальника милиции и удалении из Стерлитамака".
Но вечером же это решение было ими отменено.

На следующий день, 29 июня, Советом была проведена мирная демонстрация рабочих "с целью доказать, что организованный пролетариат не разделяет лозунгов базарной толпы и резко осуждает самосуд".

Демонстрация рабочих и солдат проходила под лозунгами "Долой войну", "Вся власть Советам!", протеста против погромной буржуазной агитации. После нее солдаты арестовали трех зачинщиков самосуда над А.А.Николаевым - Колбина, Лаптева и Быкова - и заперли их в помещении пулеметной команды.

Вести следствие по поводу бесчинств Совет поручил помощнику начальника городской милиции Ломоносову.

В дело вмешался И.Г.Верещагин, заместитель прокурора Стерлитамакского участка Уфимского окружного суда, и освободил "безосновательно арестованных".

Но А.А.Николаев своею властью начальника городской милиции вновь их арестовал.

Июльские события в Петрограде способствовали дальнейшему обострению политической борьбы в Стерлитамаке. В Уфу посыпались жалобы и телеграммы противоборствующих сторон.

5 июля прокурор И.Г.Верещагин шлет телеграмму губернскому комиссару Временного правительства с жалобой на самочинные действия А.А.Николаева и Совета и требованием его отстранения.

Бодрый солдат Сибиряков в новом письме в Уфимский Совет "демократично" требует "восстановить, если не придется убеждением, то силою, порядок, и спасти граждан Стерлитамака, которые являются жертвами большевиков".

Жалобы на Совет посланы также и в Петроград - в Министерство внутренних дел и главе Временного правительства А.Ф.Керенскому.

Травлю Совета и его руководителей-большевиков ведут также буржуазные "Уфимская жизнь" и газета "Луч" (орган торгово-промышленного союза Стерлитамака; начал выходить летом 1917 г.).

Телеграмму - крик о помощи - направляют в уфимский Совет А.Николаев и А.Калугин: "Товарищи! Положение Совета печально, опасность серьезная. Шлите людей работать. Срочно телеграфируйте.

В город прибывают по ходатайству городской Думы для разбора событий две комиссии, направленные уфимским Советом и губкомом общественных организаций. Они ничего компрометирующего на А. Николаева опять не нашли. Зато они установили "уголовное преступление некоторых лиц, возбуждавших и будораживших толпу на беспорядки и принимавших участие в избиении Николаева"

Сам же Николаев, по мнению комиссий, "очень энергичен, но резок в своих отношениях с людьми и политическими противниками, что обостряет ситуацию в городе".

Наконец, третья комиссия вынуждает А.Николаева и А.Калугина уйти с постов и уехать из города.

А.М.Калугин возвращается в Уфу, где дислоцировался его 103-й полк, избирается в губернский Совет и становится заместителем председателя Совета Р. и С.Д.

1 сентября на совместном заседании стерлитамакского Совета и городского профсоюза состоялись проводы их руководителя А.Николаева - как "борцу за свободу" рабочие вручили ему букет красных роз и благодарственный адрес.

Он уехал в Самару, где погиб от рук правых эсеров 30 марта 1918 года.

Совет, где руководство перешло в руки левых эсеров, в знак протеста против давления на него со стороны буржуазных кругов отозвал своих представителей из уездкома общественных организаций.

23 июля в городе прошли по восьми спискам выборы гласных в городскую Думу. Большинство получили список эсеров и РСДРП (трудовой блок и демократический женский союз) - 13, список домовладельцев - 11, список "мусульманского бюро" - 8 из 33 мест в Думе.

На заседании Думы 4 августа была сформирована городская управа в составе городского головы Павла Александровича Кузнецова, его заместителя и четырех членов.

В связи с выступлением Корнилова стерлитамакский Совет принял резолюцию - обращение к Всероссийскому ЦИК Советов Р. и С.Д. с требованием принятия самых решительных мер к подавлению контрреволюционного мятежа и наказания мятежных генералов, усиления роли Советов и демократических организаций, установления контроля Советов над предприятиями, передачи всей земли в распоряжение земельных комитетов, роспуска Государственной Думы.

В начале сентября по инициативе большевика П.Шепелюка Совет вынес решение о создании "рабочей милиции по защите свободы и охраны" города.

Фактически это было формирование отряда Красной гвардии, куда вступали рабочие кожевенных заводов, мельниц, лесозавода, типографии. По решению военной секции Совета, из числа солдат выделялись инструктора для обучения военному делу. Начальником отряда был назначен большевик Иван Александрович Башкатов. Его численность на 1 октября составила 100 человек, вооруженных револьверами и берданками.

Важные решения, касающиеся политической линии Совета, принимаются 7 сентября, когда заседание военной секции избрало большевика И.С.Мельникова и сочувствующего большевикам солдата В.Красильникова в состав исполкома Совета и его президиум. В.Красильников, кроме того, стал председателем военной секции.

Определенное представление о политической линии многопартийного Совета, ее эволюции после корниловского мятежа дает его газета "Рабочий, солдат и крестьянин". Здесь и призыв к единству демократического фронта страны вокруг Советов и "могучей поддержке Временного правительства", и одновременно требование передачи власти народу, немедленного созыва второго Всероссийского съезда Советов (8 сентября); призыв к трудящимся поддержать Демократическое совещание в Петрограде, созванное Временным правительством и предложение этому совещанию добиваться "полного разрыва соглашательства с буржуазией", передать власть народу, вооружить рабочих, арестовать лидеров контрреволюции в стране (18 сентября); опровержение обывательских слухов о грядущих погромах в Стерлитамаке и заявление Совета о надежной охране города гарнизоном и Красной гвардией (1 октября).

"Высшие" слои города, убедившись, что их влияние в органах управления не дает возможности овладеть умами и поведением горожан, приступают к созданию своих политических организаций.

В конце сентября созывается собрание горожан с участием приехавших из Уфы представителей "партии народной свободы" (кадетов). После пространной речи священника Кононова "О большевизме" в зале прошла запись в кадетскую партию. Через несколько дней на втором собрании, где было 103 члена партии кадетов (домовладельцы, промышленники, незначительное число служащих, учителей и др.) избирается уездный комитет (председатель Капун, члены - В.И.Беленьков, Н.А.Брудиж, Мельгунов и др.).

Комитет распространял свою деятельность на город и уезд. Стерлитамакская организация кадетов была одной из самых крупных и сильных в губернии. Для ведения агитации среди населения были созданы агитационная комиссия и политические курсы, ведение которых поручалось прокурору И.Г.Верещагину. Агиткомиссия выпустила воззвание "К гражданам крестьянам", составленное Капуном, разъясняющее программу кадетов по земельному вопросу.

Влияние эсеров в Стерлитамаке, как и в Башкирии, в 1917 году было значительным, хотя и сократилось к концу года. В городе они вошли в Совет, где занимали прочные революционно-демократические позиции, в уездный комитет общественных организаций, возглавлявшийся левым эсером Прозоровским. Стерлитамакские эсеры имели влияние и в губернии в целом. Так, в мае 1917 года представитель Стерлитамака Седов избирается председателем губернского совещания эсеровских организаций в Уфе. Выступая здесь по вопросу "О положении на местах", Седов заявил: "... эсеровская группа создалась недавно - 43 человека. Избранно временное бюро из 5 человек". К концу года эта груши стала крупной организацией с преобладанием в ней левых эсеров.

Национальное движение в Поволжье и в Приуралье нередко облекалось в религиозные формы. Этому способствовала как социокультурная специфика масс, так и сознательная политика национальных "власть имущих", призывавших мусульман объединиться, составить одну волю, одну плоть, навсегда отбросив в сторону споры о старом и новом, о левом и правом. Поэтому не случайно весной 1917 г. оживилась пропаганда идей панисламизма и пантюркизма на страницах печати, митингах, мусульманских съездах в Москве, Казани, Уфе. Национально-религиозная форма не могла скрыть противоположности интересов имущих и неимущих.

До стерлитамаковцев доходило страстное слово выдающегося публициста и революционного борца Галимджана Ибрагимова. Со страниц газеты уфимских татарских эсеров "Ирек" ("воля") он приветствует Февральскую революцию (без нее "такого прогресса было бы невозможно достигнуть и за сто лет"), указывает новые, программные цели борьбы ("социализм - конечное желание тех, кто живет своим трудом"). Одобряя идеи культурно-национальной автономии народов России, исповедующих мусульманство ("движение башкир за самоопределение имеет глубокие корни и реалистическую основу"), Ибрагимов выступал против пантюркистских идей Гаспринского, подчеркивая, что каждый из тюркских пародов живет своей жизнью и незачем создавать разного рода надуманные "мусульманские центры".

Выступая в сентябре 1917 года в Стерлитамаке на совещании по вопросам татаро-башкирских взаимоотношений, Г. Ибрагимов осудил шовинистские устремления татарской буржуазии, выступавшей под панисламистскими лозунгами, и высказывался за самостоятельность башкирского национального движения.

21 августа газета "Рабочий, солдат и крестьянин" публикует письмо "Бадрея" с опровержением клеветы, что мусульмане "хотят жить по-старому": "Давным - давно среди мусульман идут два течении: фанатическое и культурно-прогрессивное"; сторонники прогрессивного пойдут, "будь он мусульманин, русский, поляк и т.д., нога в ногу". Автор, укрывшийся за именем "Бадрей", подтверждал, что, несмотря на различия национальных форм жизни, есть единство ее революционно-демократического и гуманного содержания.

28 сентября на страницах газеты появляется сердитое письмо "Национальный Совет и его значение, подписанное "членом Совета "X": "Везде и всюду кричат русские: "что за национальный совет?". Как будто они не хотят понимать и признавать этот национальный совет или же, понимая, иронизируют против действий мусульман".

Сообщив, что в уезде создан "уездный национальный Совет", автор разъясняет, что это такой же орган управления, как "городское самоуправление или земство", - "мусульманское автономное учреждение, в котором все мусульманские дела должны разрешаться". В редакционном примечании к письму говорилось, что редакция "со своей стороны приветствует организацию "национального Совета", искренно желает ему успеха в его полезной деятельности по объединению всех мусульман".

... И в этот невероятно сложный момент по инициативе комиссии по организации детского сада Стерлитамакского общества образования с 1 октября открывался детский сад в "помощь трудящимся женщинам-семьянинкам", куда принимались дети 4-8 лет. Посещение его было бесплатным, детей с 10 до 14 часов занимали играми и "полезными работами", чтобы подготовить их к школе. Инициатором этого дела была Е.И.Прозоровская, жена председателя уездного Совета крестьянских депутатов.

В октябре в стерлитамакском Совете установилось преобладающее влияние большевиков, когда его председателем стал солдат В.Красильников, выступивший в ноябре в РСДРП (б), рабочую секцию возглавил большевик П.П.Шепелюк, а военную - большевик И.С.Мельников, избранный одновременно секретарем Совета.

Кризис власти Временного правительства, разочарование населения в политической линии кадетской партии и поддерживавших ее меньшевиков и правых эсеров, озлобленность от бессмысленной мировой войны и порожденной ею социально-экономической катастрофы находили отражение в нетерпении и радикализации народных масс, в их повышенной политизации. Сознание масс от "золотой середины", от реформизма в политике резко качнулось влево.

На митингах, проходивших в городе в октябре, большевистские резолюции находили поддержку.

Так, 17 октября на многочисленном митинге рабочих и солдат в Народном доме с речью о политическом положении в стране и в губернии выступил Э.С.Кадомцев - член Уфимского Совета Р. и С.Д. член губкома РСДРП (б). Собрание с пониманием встретило изложение им целей большевистской партии. На таких митингах и собраниях популярными были лозунги: "Вся власть Советам!", "Долой войну!", "Долой правительство Керенского!" и др.

Отражая соотношение сил внутри Совета и настроение трудящихся Стерлитамака, исполком Совета направил в адрес открывающегося 25 октября в Петрограде Второго Всероссийского съезда Советов телеграмму поддержки: "Присоединяемся к лозунгу съезда: "Вся власть Советам!" Требуем мира, земли, хлеба и свободы!"

Противоборствующие политические силы готовились к борьбе.

25 октября в Стерлитамак пришла телеграмма от помощника уфимского губернского комиссара Харитонова, в которой уездным комиссаром Временного правительства предлагалось в случае возникновения беспорядков и попыток захвата власти "принять самые решительные меры к подавлению" их.

Известие о победе вооруженного восстания в Петрограде было получено в Стерлитамаке 26 октября.

По воспоминаниям секретаря Совета И.С.Мельникова, это было так: "Вечером 26 октября (8 ноября)... я находился в здании Стерлитамакского Совета... Вдруг ко мне прибегает телеграфист Чертов, являвшийся негласным контролером от Совдепа. Вид у него был взволнованный и радостный. "В Петрограде революция, - торопливо сообщил он. - Толь-ко что получена телеграмма о свержении Временного правительства и переходе власти в руки петроградского Совета. Создано правительство во главе с Лениным". Он рассказал также, что телеграфный бланк с текстом этого сообщения по приказанию начальника телеграфа уничтожен, но что удалось снять копию. Собрался президиум и провел экстренное внеочередное заседание и вынес решение о том, что стерлитамакский Совет... берет власть в свои руки как в городе, так и в уезде. По предложению П.П.Шепелюка было составлено воззвание к населению... Под воззванием стояли наши подписи: В.Красильников, П.П.Шепелюк, И.С.Мельников.

Поздней ночью 26 октября в Совет были вызваны двое типографских рабочих (члены Совета) А.А.Саурцев и Пунтаков, которым поручили за ночь отпечатать воззвание.

Утром 27 октября воззвание уже пестрело на заборах и домах Стерлитамака. Распространено оно было и в уезде.

Наше решение было единодушно одобрено большинством членов Совета..."

Решение Совета от 27 октября о переходе власти в городе в его руки опиралось на поддержку профсоюзов, гарнизона и отряда Красной гвардии.

28 октября П.П.Шепелюк, руководитель городской группы большевиков, направил телеграмму - сообщение об установлении Советской власти в городе в газету "Уфимская жизнь", в его же телеграмме в губернскую большевистскую газету "Вперед!" говорилось: "Стерлитамак во власти Совета. Эту власть признали все правительственные учреждения и общественные организации".

Однако 27 же октября Совет направляет телеграмму-запрос в исполком уфимского Совета: "Сообщите что Петрограде..." В чем причина ее посылки?

Телеграммы А.Ф.Керенского, эсеро-меньшевистского Всероссийского исполкома железнодорожного профсоюза ("Викжель") о "перемирии" борющихся сторон в Петрограде и создании "однородного социалистического правительства" из представителей всех "советских партий", а также колеблющаяся нерешительная позиция по вопросу о власти уфимских губернского Совета и губеревкома породили растерянность у жителей губернии, ряда Советов и вдохновили силы, враждебные революции. Буржуазные и мелкобуржуазные газеты также нагнетали обстановку. Так, "Известия Уфимского губернского комиссариата" писали, что Керенский, взяв Петроград, вернулся к власти, восстание подавлено.

Стерлитамакская буржуазия, кадеты, правые эсеры, меньшевики предприняли различные меры борьбы с Советом. По городу был пущен слух, что якобы президиум Совета опубликовал подложную телеграмму Петроградского военно-революционного комитета, что большевики в столице разгромлены Керенским. Таким образом, создавалось мнение о членах президиума Совета как о фальшивомонетчиках.

27 октября экстренное собрание городской организации кадетов под председательством Капуна обсуждает вопрос "О вылазке большевистских лидеров в Петрограде против Временного правительства", в резолюции выражена приверженность "законности и порядку", прежней тактики партии кадетов.

Решено "оказать Временному правительству всемерную поддержку как единственной, признанной народом, законной власти и довести страну до Учредительного собрания". "Для защиты законной власти" были выделены Беленков и Владимирцев, которым поручалось "разъезжать по уезду и агитировать против большевизма.

В этот же день прошло экстренное заседание президиума уездкома общественных организаций. Вел его Беркутов, присутствовали члены - Трясинин. Рогов, С. Скворцов, Милицкий, Лебедьков, Афанасьев, Алексеев, Карамышев, Турецкий, М.С.Дезорцев, Конопатов, Крылов, от Совета - депутат А.А.Саурцев, уездный комиссар Временного правительства Чанышев и его помощник Вильковский.

Беркутов сообщил о воззвании Совета и о его решении взять власть в городе. Затем председатель "... задает вопрос присутствующему на заседании члену стерлитамакского Совета... Саурцеву: "На основании каких данных опубликована телеграмма, и есть ли подлинный текст сообщения из Петрограда?"

Саурцев ответил и просил для выяснения делегировать членов президиума в Совет на вечернее заседание 27-го...

Постановили: делегировать в Совет всех членов президиума".

В конце заседание постановило: "Всем органам Временного правительства оставаться на местах и исполнять свою работу и тем самым поддерживать Временное правительство вплоть до официального объявления о свержении его". По текущим вопросам было решено: созвать общее собрание комитета 30 октября, ежедневно проводить заседания президиума.

28 октября в Стерлитамаке прошла целая серия акций против пролетарской революции, перехода власти в городе к Совету и против большевиков. В поддержку власти Временного правительства принимаются резолюции собраниями служащих почты, членов и служащих "Общества взаимного кредита", Стерлитамакского отделения Сибирского банка и др. Одновременно и городская Дума вынесла решение о поддержке свергнутого Временного правительства и аресте большевиков Стерлитамака и, видимо, предприняла какие-то меры для этого.

В эти переломные дни проходят встречи с мусульманским населением города посланцев Уфимского Мусульманского Военного шуро, поддержавшего переход власти к Советам, - Ахмерова и Ремеева. При активном участии молодежи они проводили сбор пожертвований в пользу шуро. За это Ш.Худайбердин выразил через газету благодарность "землякам-мусульманам" за активность и денежный вклад.

Большевики города со своей стороны проводят мобилизацию сил, опираясь на помощь Уфимского губревкома. Схватка противоборствующих политических сил произошла на заседании уездкома общественных организаций 30 октября, где было 58 человек, в том числе 12 членов горсовета и 6 членов уездного Совета крестьянских депутатов.

Каждая из сторон "на всякий случай" приготовила вооруженную силу: комитет собрал милиционеров, а Совет - пулеметную команду во главе с В.Опариным.

Председателя Совета В.Красильникова и секретаря И.С.Мельникова, вооруженных наганами, посадили в президиуме, чтобы были на виду. По оглашении телеграмм о событиях в Петрограде и в Москве начались высказывания представителей "живых сил демократии". Помощник прокурора И.Г.Верещагин призвал объявить петроградское "выступление большевиков контрреволюционным, поставив уездному комитету "на вид", что он по долгу своему обязан всеми силами бороться против большевиков".

Прокурор Кречетов прямо выразил "презрение большевикам как побудителям населения в братоубийственной войне" и потребовал, как защитник права, демократии и гуманности, не только ареста их, но и расстрела. Затем Кречетов устраивает перекрестный допрос членам Совета по поводу распространения телеграмм о перевороте в городе и требует привлечения "замешанных... лиц как клеветников".

Левый эсер Прозоровский занимает нейтральную позицию, делая "внеочередное заявление от имени руководимого им уездного Совета крестьянских депутатов, что "до получения директив от Центрального (Исполнительного) Комитета Советов крестьянских депутатов... Совет относится отрицательно к выступлениям большевиков". Председатель Совета Р. и С.Д. В.Красильников в ответ на нападки на Совет и попытки раздробить единство членов Совета, вывести из него "зачинщиков", заявляет, что "если уберут идейных работников из Совета, то солдаты сумеют защитить их", т.е. приводит присутствующим "демократам" в качестве главного аргумента силу гарнизона. В.Красильников и И.С.Мельников "решительно заявили, что власть из рук Советов буржуазии не вырвать, и категорически опровергли слухи о подложности опубликованных телеграмм".

Затем слово предоставляется для "внеочередного заявления члену Уфимского Совета Чевереву Александру", члену Уфимского комитета РСДРП (б). Он сообщил, что в Уфе власть действительно перешла к Советам, и призвал граждан Стерлитамака "не доверять идущим из Петрограда" от саботажников Викжеля "телеграммам о ликвидации восстания большевиков и всецело присоединиться к большевикам и признать власть за Советами".

Он заявил, что "приехал в Стерлитамак, чтобы помочь здешним товарищам установить власть Советов". Но переломить настроение буржуазно настроенных участников не удается. По предложению председателя Беркутова они принимают резолюцию о том, что комитет, "осуждая позорное выступление большевиков.., выражает еще раз полное доверие Временному правительству и готовность оказать ему всестороннюю поддержку". Голосовали резолюцию: "за" - 24, "против" - 2.

Следующее заседание уездкома общественных организаций оказалось последним. Протокол этого судилища над большевиками символичен: "... Из публики раздаются протестующие голоса. Никакие уговоры председателя не действуют. Публика волнуется. Члены комитета расходятся. Выясняется отсутствие кворума. Председатель... закрывает заседание".

31 октября состоялось многолюдное собрание рабочих, солдат и горожан с участием А.М.Чеверева. Он и ораторы- большевики рассказали "о сущности совершившейся революции и ее первых декретах.

Ситуация в городе резко изменилась в пользу Совета.

Как докладывал 2 ноября 1917 года на губернском совещании представителей Советов от имени стерлитамакского Совета Р. и С.Д. большевик П.П.Шепелюк: "Рабочие и гарнизон постановили никаких арестов не допускать, и если будет арестован хоть один большевик, то за него будет арестовано десять представителей буржуазии. Положение дел твердое".

Для действенной оперативной работы стерлитамакский Совет по примеру уфимского Совета в первых числах ноября формирует революционный комитет во главе с большевиком П.П.Шепелюком. Он развернул работу по организации Советов по волостям и осуществлению первых декретов Советской власти.

Важным компонентом политической борьбы 1917 года был лозунг Учредительного собрания. Его выдвигали все политические партии России и Башкирии. Да и правящее буржуазное правительство В.Львова и Л.Ф.Керенского называло себя "временным" вплоть до выборов и созыва Учредительного собрания. Оно должно было установить форму правления и выработать конституцию страны.

Городской Совет и уездный Совет крестьянских депутатов неоднократно обращались к населению города и уезда с просьбой поддержать их средствами для проведения выборов, с призывами к сплочению демократических элементов на выборах, чтобы установить режим революционной демократии.

1 октября газета "Рабочий, солдат и крестьянин" напечатала состав губернской комиссии, объявление "Стерлитамакской уездной по делам о выборах в Учредительное собрание комиссии" об избирательных участках в городе и в уезде. Приведен там же и состав уездной комиссии: председатель - А.Спасский, члены - М.Кибардин, Н.Постников, А.Лебедъков, И.Разумов, М.Скворцов, В.Вдовий, секретарь - И.Наумов.

Сроки выборов правительством Керенского неоднократно переносились. В срок их провело, как и обещало, советское правительство.

По Стерлитамакскому уезду выборы прошли 12-14 ноября.

Из 198,8 тысячи зарегистрированных избирателей на 44 участках явилось 132,4 тысячи человек. На выборах в Башкирии конкурировало 12 списков партий и объединений. По уезду основные голоса собрали списки эсеров (№ 3 - татарских, № 9 - русских эсеров) - около 79 тысяч и Башкирского шуро ("башкиры-федералисты") - 35,7 тысячи. За большевиков по уезду проголосовало 8598 человек (6,5 проц. избирателей), из них по Стерлитамаку - 1692 (по гарнизону - 73 проц. голосов солдат). Партия кадетов собрала по уезду всего 2753 голоса, меньшевики - 100 голосов.

Такой исход голосования на выборах в Учредительное собрание показывал как неустойчивость политического сознания и поведения трудящихся и демократических слоев населения, так и предвещал новые политические бюро в России и в Башкирии.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.


Наши метки

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше.

Показать все теги
Реклама партнеров
Статистика